«Скоро я ей семгу из нашего пруда принесу. И поверит, глупая баба!» — хвастался Юра. И очень пожалел

«Скоро я ей семгу из нашего пруда принесу. И поверит, глупая баба!» — хвастался Юра. И очень пожалел

О своих словах. Пожалел, когда стоял у кровати жены. И почему она стала такой худенькой и бледной? Всегда же была пышнотелая, румяная хохотушка. Встречала его с пирогами да борщами.

Заботливо сервировала стол, стелила салфеточки. И он чувствовал себя таким барином, милостиво шутил, глядя на суетящуюся жену. Про себя думал, как ловко обвел ее в очередной раз вокруг пальца. Сравнивал С Юленькой.

Та была такой стройной и шикарной! Талия как у дюймовочки. Сейчас он не вспоминал об Юленьке. И о ее талии тоже. Он вдруг почувствовал, как сильно задрожали руки, откуда-то снизу противно лез страх.

«Люсенька… Люсь, ты чего, ты зачем это? Люся. Ты давай, вставай. Я… же не могу без тебя. Дома-то знаешь, плохо без тебя.

Ты чего придумала, Люся? Разболелась вот. Мы ж с тобой океан хотели поглядеть, ну Люсь, ну открой глаза-то!», — Юрий гладил жену по плечу, шептал бессвязные слова, пока не был выдворен из палаты докторами.

Сидя в коридоре и обхватив голову руками, он думал о том, какой же был дурак.

Только сейчас, осознав всю серьезность ситуации, он понял главное — кроме жены ему никто не нужен! Он чувствовал себя барином, потому что Люся была рядом. Надежная, всегда поддерживающая. Любимая. Как оказалось.

Зазвонил сотовый. «Юленька», — появилось на экране. Досадливо сбросил. Телефон не замолкал.

— Да! — рявкнул он.

— Привет, бегемотик! А чего ты не звонишь своей тигрице? — раздался бархатный голос.

— Да иди ты! И не звони мне больше! Все! — Юрий выключил телефон.

Повернул голову в сторону. Какую-то женщину выписывали. С ней рядом гордо шел муж, держа пакеты. Целовал мать сын. Та им счастливо улыбалась. Улыбались и они. И в эти минуты больше всего на свете Юрию захотелось, чтобы на их месте были они с Люсей. Чтобы жена открыла глаза и сказала привычное:

— Ты опять побриться забыл? Ох, ты, непутевый мой. Пойдем кушать, я котлеток сделала. А потом кино поглядим, да чайку попьем!

И весь раньше казавшийся таким ненужным и надоевшим семейный быт вдруг стал для него самым дорогим в жизни.

— Если Люсенька… Да я больше никогда… Господи, помоги! — шептал Юрий.

Он обманывал свою Люсю. Заядлый рыбак, однажды познакомился с женщиной. Закрутился страстный роман. Не мудрствуя сильно, Юра стал чередовать: одни выходные на рыбалку едет, вторые — будто бы на рыбалку. А сам к Юленьке.

Привычно одевался, брал снасти, все честь по чести. В полной экипировке уходил. Потом покупал рыбу у торговцев на улице. Размораживал у Юленьки. И потом довольный, шел домой. Люся встречала с неизменной улыбкой, хлопотала. С восхищением жарила рыбу. Ели уху и пирожки.

— Добытчик ты мой! — целовала мужа.

Тот, не покраснев, чувствовал себя довольным. В очередной раз разговорился о своей изобретательности на рыбалке с товарищами.

— Глупая баба. Для нее видно, что окунь, что сорожка, что щука, все одно. Скоро сёмгу ей принесу, скажу, что в нашем пруду водится, и то поверит. Или форель. А знаете, мужики, что однажды у нас в России в речушке выловили осетра на 1,227 тонны, при этом икры в нем было 245 килограмм. Вот бы Люське такого принести! Год бы жарила, если не больше! Или золотую рыбку поймать. Я читал, такая есть, прям с чешуей блестящей, полторы тыщи долларов стоит! — хвалился Юрка.

Приятели удивлялись его познаниям и подшучивали. Только Лешка вдруг нахмурился и сказал:

— Это подло, Юрка!

— Чего подло? Осетра гигантского выловить? — отмахнулся тот.

— Да нет. Жену подло обманывать так. Она ж тебе верит. Я бы так не смог. И тебе не советую. А что до золотых рыбок, у тебя дома такая золотая. Твоя жена, — серьезно ответил Лешка.

— Ой, моралист. У самого супруга молодая да красивая, вот ты и не хочешь ее обманывать. А я считай, жизнью с Юленькой наслаждаюсь. Рад, что ее встретил, — не обращал внимания на его слова Юрий.

— Смотри, как бы не пожалеть потом, — вздохнув, подытожил Лешка.

И вот теперь, в больничном полупустом коридоре вспомнил Юрий тот разговор. Корил себя, ругал.

Вышел доктор и разрешил ему зайти. Он зашел. Бешено колотилось сердце. Люся смотрела на него. Печально, руку протянула. Он подбежал, прижал ее к губам.

— Люсенька! Милая, ты ж как это? Люсечка, ты выздоравливай, смотри. Я это… Сказать тебе хотел… Не время, но легче станет. Люся, я ж не всегда на рыбалку-то ездил! Ты прости меня. Бес попутал. Связался тут с одной, как наваждение какое-то. Не нужна она мне! Только ты. Мне ж никого не надо. И ничего. Лишь бы ты жила, Люсенька! — разрыдался Юрий.

— Глупый ты. Юрочка, я ж знала все, — еле слышно прошептала Люся.

— Знала? И молчала? И ничего не говорила? — ошарашенно он смотрел на жену.

— А что сказать? Я же люблю тебя. Ты думаешь, я рыбу различить не могу? Эх, Юрочка. Да я с батей да братом все детство на рыбалке провела,- чуть улыбнулась Люся.

— Но… Как же? И ты ни разу мне ничем не показала. Каково же тебе было, Люся, — он дрожащей рукой провел по волосам жены.

И только тут увидел, что голова-то у нее почти седая…

— Не нравится? Я ж волосы все закрашивала. А тут не до краски. Переживала, Юрочка. Но молча, только вот поседела вся. Совсем в старуху превратилась. Не нравлюсь? — Люся отвела взгляд.

— Люсенька! Да никого лучше тебя нету! Родная моя, больше такого не повторится. Ты не уходи только. Не бросай меня! Я без тебя пропаду! Люся! — закричал Юра, видя, что жена прерывисто задышала.

— Мужчина! Вы что тут устраиваете? Зачем орете? И человека волнуете? Ну-ка, выходите! — Юру принялась выпроваживать медсестра.

А он все кричал Люсе, что любит ее и не может жить без нее. Что только с ней он сильный. С ней, такой милой, домашней, веселой. Потому что именно жена и давала ему эти силы своей любовью и заботой…

Забегая вперед — Люся поправилась. Она никогда не упрекнула Юрия в том, что он сделал. А сам Юрий на рыбалку ездить продолжил. Но на настоящую. И все слал жене фотоотчеты, где он с товарищами на озере. Рыбу фотографировал, пейзажи. Хотя Люся не просила. Ходит с ней по улице за ручку. Пылинки сдувает. Он понял главное — нет ничего важнее жены. Даже если она постарела и изменилась. Она — родной человек. Очаг и причал. И в разговорах Юрий теперь только за правду. Говорит, что ложь все равно выплывет наружу. И вот тогда будет уже не смешно. А больно. На других женщин больше не смотрит. Собирается нынче с Люсей поехать океан увидеть. И кто знает, может выловить для нее настоящую золотую рыбку. Чтобы она исполнила главное его желание — пусть жена всегда будет здорова. И всегда будет рядом. О большем Юра и не мечтает!

Источник: pic-words.ru

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями на Facebook: